Tags

,

Надо быть очень уверенной в своих силах, чтобы после дебютного романа про Джейн Грей выдать второй о молодых годах Елизаветы. То же время, то же место, те же действующие лица, вид с немножко другой точки.

Уир делит книжку на три части: “Дочь короля”, “Сестра короля” и “Сестра королевы” и доводит рассказ ровно до смерти Марии Кровавой и того момента, как Елизавета становится королевой. Браки Генриха и ранние годы при дворе (и не дай Бог вспомнить, что ее матерью была Анна Болейн); жизнь подростком с Кэтрин Парр, поскольку при дворе неженатого брата-короля ей места не было; попытки избежать обвинений в ереси (и навязываемый брак) при католичке Марии; Тауэр и “домашний арест” в Вудстоке.

Елизавета Тюдор, конечно, куда интереснее персонаж, чем несчастная Джейн Грей. Дело даже не в том, что у нее жизнь была в четыре с лишним раза длиннее; она, в отличие от бледной тени Джейн, самостоятельно принимает решения и точно (ну, или почти точно) знает, чего от жизни хочет. Сохранить голову на плечах. И корону.

В отличие от первого романа Уир, тут главная героиня – трехмерная; она не очень положительная, но очень… понимаемая, так скажем. Ее можно не любить, но ее нельзя не понять. И при этом, в отличие от дебютного романа, тут Элисон Уир не уходит в осовременивание героев почем зря, у нее очень логично вписывающиеся в эпоху персонажи получаются; не всегда интересные или сильно развитые (к примеру, что Томас Сеймур, что Роберт Дадли у нее исчерпывающе описываются одним словом – rogue – и дальше, по мнению автора, все понятно), но вписывающиеся в эпоху на ура. Ура, товарищи!

Но, увы, повторяется Уир.
Сначала по мелочи. Я понимаю, что аргумент про невозможность обратить хлеб и вино в плоть и кровь Христа явно использовался не одним реформистом, но когда вслед за Джейн в предыдущей книге едва не теми же словами првторяет Елизавета – это скучно. Я понимаю, что одна и та же эпоха, но когда вслед за Джейн в предыдущей книге Елизавета возмущается преступлениями горбуна Ричарда III – ну спасибо, уже было.
То, что описываются одни и те же события – это не так страшно (в конце концов, было бы странно, если бы не), как то, что они описываются в одних и тех же выражениях. Если я еще раз прочту про she was more sinned against than sinner, я буду кричать, пожалуй.

Но главная претензия у меня все-таки сюжетная. Уир – претендующий на серьезность вроде бы историк, 10 монографий (по большей части о Тюдорах), матчасть знает точно. В своих исторических исследованиях она неоднократно подчеркивает, что называть Елизавету Virgin Queen было правильно со всех сторон, ибо была она девицей.
И вдруг – никто не ожидал! – в романе та же самая Елизавета трахается имеет мимолетную, но связь с Томасом Сеймуром и теряет его ребенка.
Хух? А как же последовательность, гражданка Уир?!

Российское издание

на русский пока не переведено